Еврейская тема в советских и американских мультфильмах

Илья Юзефович о еврейских мотивах в мультфильмах США и Советского Союза. 

Как известно, Восточная Европа долгое время была центром еврейской жизни: многие события, сыгравшие весьма значительную роль в истории еврейского народа, происходят в этом регионе. Одно из них приходится на 1881 год), когда членами террористической организации «Народ и Воля» был убит царь Александр II, а по Южным губерниям проносится волна погромов. Они продолжались вплоть до 1884 года при явном попустительстве российских властей. Эти события до глубины души потрясли еврейских просветителей, маскилов. Они, увидев, насколько глубоко укоренен антисемитизм во всех слоях русского общества, разочаровались в своих идеях о гармоничной интеграции в нём евреев. Многие евреи, спасаясь от погромов, покидают царскую Россию. Значительная их часть обосновалась в США, некоторые отправляются в Канаду, Аргентину, страны Западной Европы, незначительное количество устремляется в Южную Африку, Австралию и Палестину. Именно эти трагические события повлияют впоследствии на развитие целого ряда областей науки и культуры. Вчерашние йешиботники, талмудисты, литераторы принимаются за освоение профессий, наиболее востребованных на новом месте. В их числе и такие, на первый взгляд, экспериментальные, как кино и мультипликация.
Не секрет, что у истоков Голливуда стояли и выходцы из еврейских местечек Черты оседлости. Их было настолько много, что одного лишь беглого перечисления имён хватит на целую монографию. Мы ограничимся лишь несколькими наиболее известными: Луис Майер (Лазарь Мейер), Сэмюэл Голдвин (Шмуль Гелбфиш), братья Уорнеры (наст. фамилия – Вонсколасер) и др. Эмигрантов со странными именами и фамилиями, которые, впрочем, довольно быстро сменялись более благозвучными для местной публики псевдонимами, в Голливуде было настолько много, и они зачастую оказывались столь успешными, что подчас это вызывало негодование у их коллег-неевреев. Так, хорошо известны далёкие от толерантности взгляды одного из отцов современной мультипликации – Уолта Диснея, который принципиально не принимал на свою студию евреев, посещал собрания Германо-американского союза и содействовал продвижению кинематографа Третьего рейха в США. В 1938 году (спустя некоторое время после событий «Хрустальной ночи») он помог в организации показа кинокартины «Олимпия» Лени Рифеншталь. Тем не менее это почти не отразилось на его творчестве. За исключением одного случая, который, впрочем, представляется нам весьма забавным. В 1933 свет увидел мультипликационный фильм «Три поросёнка», моментально завоевавший любовь зрителей по всему миру и практически сразу ставший классическим. Однако мало кто знает, что версия, попавшая на экраны, прошла некоторую редактуру. По замыслу самого Диснея, один из ключевых эпизодов немного отличался. Ближе к концу повествования волк принимается осаждать дом Наф-Нафа и для того, чтобы обмануть бдительность поросёнка, прибегает к переодеванию. В финальной версии он выбирает наряд продавца щёток, который «подрабатывает в свободное от учёбы время», однако изначально хищник облачался в костюм еврея-коммивояжёра и говорил со специфическим акцентом. Задумка супостата поражает своим коварством, ведь едва ли здравомыслящий свин заподозрит неладное при виде еврея. Но Наф-Наф моментально разгадывает волчий замысел и довольно сурово обходится со своим, загримированным под еврея, визави. Некоторые критики увидели в этой юмореске явную полемику автора с лидером правого сионизма Владимиром-Зеевом (в переводе с иврита-волк) Жаботинским, однако, как нам кажется, сам Уолт Дисней едва ли предполагал воздействовать на подсознание своих юных зрителей при помощи столь сложного политического шифра. 

   

  (До редактуры)     

 

(После)

Разумеется, еврейская тема не обошла стороной и творчество мультипликаторов-евреев. Так, в 1986 году студия Стивена Спилберга выпустила полнометражный анимационный фильм «Американский хвост», в основу которого легла биография композитора Ирвинга Берлина. Этот, богатый событиями мультфильм (ставший, кстати, одним из самых коммерчески успешных мульфильмов в истории и одним из лидеров проката 1986 года), представляется, на наш взгляд, прекрасным иллюстрированным пособием по истории восточноевропейского еврейства на стыке XIX и XX вв. Главный герой, еврейский мышонок Фейвл Мышкевич, эмигрирует, спасаясь от погромов, из Российской империи в США, где с ним происходит множество забавных (а подчас – и не очень) приключений. Надо отметить, что все евреи в мультфильме – мыши, в то время как носителями антисемитских настроений выступают коты. Такой подход кажется, на первый взгляд, довольно странным, ведь коты вызывают у всех умиление и считаются символом уюта, чего не скажешь о мышах. Невольно возникает вопрос об отношении создателей картины к «еврейскому вопросу». Но ведь они и сами евреи? Как же так? Всё дело в том, что, повествуя о событиях начала XX столетия, они развенчивали стереотипы, возникшие в фашистской Германии. Нацистская пропаганда довольно часто прибегала к «мышиным» метафорам при описании еврейского национального характера (вспомним, к примеру, речь полковника Ганса Ланды, произнесённую им в самом начале фильма К. Тарантино «Бесславные ублюдки»), а авторы мультфильма, словно приняв эти правила игры, показали, что мыши ничуть не хуже других представителей животного мира. 

Не только в США, но и в Советском Союзе, доля евреев среди деятелей кино и мультипликации, была достаточно велика, однако едва ли мы сможем сходу назвать хотя бы один советский мультфильм, посвящённый еврейской проблематике. В связи с этим (особенно в последние годы) появляются многочисленные конспирологические теории, в соответствии с которыми большинство советских мульфильмов представляет собой своеобразный еврейский шифр, наподобие «Кода да Винчи». Так, в 2018 г. увидела свет книга «Рисование за Железным занавесом. Евреи и Золотой век советской анимации», написанная профессором Туро-колледжа в Нью-Йорке Майей Балакирской- Кац. В числе прочего, автор работы довольно подробно и убедительно рассказывает о еврейском происхождении всеми любимого Чебурашки. Существуют также исследования (носящие зачастую, скорее, шуточный характер), посвящённые генеалогии попугая Кеши (его профиль говорит сам за себя), льва Бонифация (очевидно же, что он посещает родственников в Израиле) и даже волка из «Ну, погоди» (а не кипа ли у него на голове?). 

(Что это за шапочка такая?)

(Современные интерпретации классики)



комментарии к статье

чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь

Подпишитесь, чтобы получать уведомления о новых курсах